Итоги 25 лет независимости Кыргызстана

0
1189

Азамат Темиркулов, эксперт АЦ BizExpert, доктор политических наук: С обретением независимости в 1991 году Кыргызская Республика после 70 лет плановой экономики перешла на экономику рыночную, посредством так называемой «шоковой терапии» то есть резкого внедрения рыночных принципов и институтов.

Этот переход сопровождался серьезными последствиями для всей экономики страны, наблюдались падение производства, взлет инфляции, рост бедности и преступности. По данным Всемирного банка за первые десять лет ВВП страны упал почти вдвое с 2,674 млрд до 1,249 млрд долларов США.

Это объясняется тем, что на начальном этапе старые законы уже не действовали, а новые пока еще не могли достаточно эффективно воздействовать на социально-экономические отношения в обществе. Потребовалось почти целое десятилетие, чтобы новые рыночные институты смогли утвердиться и частные предприниматели стали основным двигателем экономического развития страны. С 2000 года наблюдается стабильный экономический рост и несмотря на два периода политической нестабильности к 2013 году ВВП вырос до 7,226 млрд долларов США. Однако по данным МВФ, Кыргызстан все еще занимает 153 место в мире по объему ВВП на душу населения с показателем в 1113 долларов США.

Каковы итоги 25-летнего экономического развития Кыргызстана? Какие можно сделать выводы на будущее? В этой статье я попытаюсь дать ответы на эти вопросы, учитывая только экономические факторы. Хотя влияние политических и управленческих факторов, таких как коррупция, не менее, а может быть и более важно, тем не менее, в этой статье я постараюсь сделать чисто экономические выводы.

В течение 25 лет Кыргызстан считал и продолжает считать своими стратегическими отраслями сельское хозяйство, энергетику и горную добычу. Хотя в структуре ВВП 2015 года промышленность составляет чуть более 15 %, сельское хозяйство — 14 % и находятся на максимуме своих возможностей, тем не менее, институциональные, человеческие и финансовые ресурсы направляются на эти отрасли в надежде, что они смогут поднять за собой всю экономику страны. Однако все они имеют слабую перспективу развития общей экономики КР.

Во-первых, во времена СССР в Кыргызстане были построены заводы, фабрики и предприятия на которых трудились тысячи человек, но многие из них были созданы в качестве отдельного звена промышленности раскинувшейся на просторах огромного СССР. С его развалом развалилась и вся единая промышленность, что привело к закрытию предприятий. Более того, в условиях рыночной экономики технически отсталые советские предприятия не могли конкурировать с продукцией зарубежных компаний выросших и окрепших в условиях жесткой рыночной конкуренции, вследствие чего они почти полностью исчезли. Открытие новых производств требует большого рынка сбыта, выход на мировой рынок желательно по морю и неприкосновенность частной собственности. Однако ничего из этого в Кыргызстане нет, поэтому надеяться на создание мощных производственных центров не приходиться.

Во-вторых, в советской системе Киргизская ССР оставалась преимущественно аграрной республикой, чья экономика поддерживалась за счет дотаций из центра. После обретения независимости Кыргызстан продолжил, и, к сожалению, продолжает, по сей день, делать упор на сельское хозяйство как на стратегическую отрасль страны, считая, что экспорт ее продукции позволит получить необходимые финансовые вливания для развития других отраслей. Однако горный ландшафт и климат страны не позволяют развивать в Кыргызстане экстенсивное сельское хозяйство, практически ограничивая его долинами, что составляет всего лишь 7% от общей территории. Таким образом, за 25 лет попытки развить сельское хозяйство остаются тщетными, несмотря на вхождение в Таможенный союз и Евразийский экономический союз. Сельское хозяйство, конечно же, важная отрасль, которая обязательно должна развиваться, но когда страна не может обеспечить свой внутренний рынок продуктами надеяться на массовый экспорт не имеет смысла.

С другой стороны, 93% территории Кыргызстана составляют горы, а это богатые залежи и месторождения. «В горах имеется вся таблица Менделеева» любят поговаривать сторонники горной добычи. Примеры российской и казахстанской сырьевой экономики, где государство продавало энергоносители и за счет этого увеличивало свой ВВП, являются заманчивыми. Однако горная добыча, как и любая сырьевая экономика, включая и нефтегазовую отрасль, не является возобновляемым ресурсом. Разработка и продажа залежей не ведет сама по себе к созданию устойчивой экономической системы — когда ресурсы будут исчерпаны или цены на них упадут (как мы наблюдаем сегодня в нефтегазовой отрасли) это приведет к мощному кризису. Кроме того, доходы от горной добычи не настолько велики, чтобы они могли потянуть за собой развитие других отраслей. Горная добыча, конечно же, должна развиваться, но она не может претендовать на роль ключевой стратегической отрасли, которая будет стимулировать всю экономику.

В-третьих, Кыргызстан пытается развить свою энергетику и планирует строительство мощных гидроэлектростанций. Безусловно, энергетическая независимость страны является основополагающим элементом национальной безопасности, которую необходимо реализовывать. Однако проекты, направленные на строительство гигантских ГЭС и экспорт электроэнергии соседям по региону, несостоятельны в контексте стремительного научно-технического прорыва, который сегодня делает человечество. Большие ГЭС и длинные дорогостоящие линии электропередач станут неактуальными в век развития альтернативных источников, таких как энергия солнца, ветра и земли. Стоимость альтернативных источников энергии будет неумолимо снижаться и станет доступна для широкого круга потребителей уже в ближайшем будущем. Вместо прибыли Кыргызстан рискует остаться с кредитами, взятыми для строительства таких крупных объектов. Они должны реализовываться только в том случае, если инвестор возьмет на себя основные расходы, и Кыргызстан будет иметь минимум долгов.

Таким образом, вследствие отсутствия возобновляемых ресурсов, вокруг которых могла бы быть выстроена экономическая модель страны, граждане Кыргызстана стали приспосабливаться к ситуации практикуя коммерцию (челночный бизнес, реэкспорт), а позднее трудовую миграцию. Вхождение в ТС уничтожило практику реэкспорта, однако доходы от трудно-высчитываемой трудовой миграции являются одним из основных источников дохода страны. Тем не менее, эта экономическая активность является только вариантом выживания при отсутствии других альтернатив и не несет в себе никаких перспектив развития. Более того, данная практика имеет очень много негативных социальных последствий, вплоть до моральной деградации. Государству необходимо направить усилия если не на полное искоренение трудовой миграции, то хотя бы на ее минимизацию.

Все вышеперечисленные отрасли были ключевыми в экономических моделях 20 века. В 21 веке они могут играть только второстепенную роль. В 21 веке наиболее перспективным направлением экономического развития Кыргызстана будет являться и уже сегодня таковым является – туризм. Чистая природа, красота ландшафта, естественные оздоровительные возможности, все это привлекает туристов из самых отдаленных уголков мира. Кроме того, оригинальные традиции, народный фольклор, этнический колорит притягивают искушенных туристов своей чарующей магией, и 2-ые Всемирные игры кочевников тому яркое подтверждение.

По данным Национального статистического комитета КР, в 2014 г. экспорт туристических услуг, по оценочным данным, составил 408,1 млн долларов США (что составляет 4,4% ВВП). Кыргызская Республика, как отмечают международные эксперты, использует свой туристический потенциал не более чем на 15%.1Согласно Всемирной туристической организации ООН, ожидается, что к 2030 г. число международных туристских прибытий достигнет 1,8 миллиарда человек. Таким образом, в будущем будет продолжаться устойчивый рост международного туризма, а доля в нем развивающихся стран будет только увеличиваться.

Эти цифры говорят о том, что туризм в КР имеет большие перспективы. Нужно только предпринять все необходимые меры для развития туристического потенциала на все 100%, используя возможности оздоровительного и спортивного туризма. Создание и рост туристической индустрии произведут мультипликативный эффект в экономике за счет образования дополнительных рабочих мест в сфере услуг, транспортных перевозок, коммерции, сельском хозяйстве и здравоохранении.

Кроме того, 93% территории Кыргызстана составляют горы, которые можно было бы засадить лесом и плодовыми деревьями, таким образом придав нашим горам еще большую привлекательность для туристов, а также создав перспективы для круглогодичного туризма. Воспроизводящиеся лесные ресурсы могли бы стать основой для развития «зеленой экономики» придав мощный импульс лесному хозяйству, древесной промышленности, а главное оздоровительному туризму. Именно эти отрасли являются перспективными, не смотря на то, что на их создание уйдет 10-15 лет. Об этом я уже писал в своей статье на АКИpress «Предложение модели развития Кыргызской Республики в 21 веке».

Промышленность, сельское хозяйство, горная добыча, большие ГЭС, бесспорно, должны практиковаться и приносить пользу стране. Однако мы не можем подчинять им свое экономическое развитие, так как они не имеют больших перспектив и наносят ущерб окружающей среде. Кыргызстану необходимо развивать туризм и строить «зеленую экономику» на базе горных лесов. Именно эти направления станут ключевыми, способными посредством мультипликативного эффекта стимулировать остальные отрасли и таким образом стать локомотивом экономического развития Кыргызстана в 21 веке.

1 Министерство культуры и туризма КР, Стратегия развития туризма в Кыргызской Республике на период до 2015 года, Бишкек 2012.

URL: http://analitika.akipress.org/news:5438

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here