Враг Windows номер один

0
228

14 мая. BizNewsКак Сатья Наделла переизобрел Microsoft и стал руководителем одной из самых дорогих компаний в мире.

Когда-то Microsoft ассоциировалась только со своей операционной системой и неудачей в мобильном бизнесе. С приходом Наделлы все изменилось.

В ноябре прошлого года Microsoft обошла Apple и стала самой дорогой публичной компанией в мире. Ее сотрудников поздравили друзья и члены семьи. Но руководитель Microsoft Статья Наделла на встрече со своими коллегами, занимающими руководящие должности, даже не стал об этом упоминать. «Мне было бы отвратительно, если бы кто-нибудь устроил празднование из-за нашей капитализации», – с раздражением говорил он в интервью. Наделла настаивает, что рыночная стоимость компании, которая в апреле перевалила за триллион долларов, не имеет никакого значения. Любое ликование по поводу такого события глава Microsoft называет «началом конца».

Подобная риторика – часть эпатажа Наделлы. 51-летний инженер, у которого за плечами несколько ученых степеней, вырос в индийском городе Хайдарабад и известен своим спокойным темпераментом. «У нас в Microsoft есть очень плохая привычка. Мы не выкладываемся на полную, потому что удовлетворены тем успехом, который имеем. А еще мы учимся не допускать ошибок, которые совершили в прошлом», – признается он.

Культура и эмпатия

Наделла возглавляет Microsoft уже пять лет. Раньше компания считалась устаревшей, поскольку пропустила все самые главные тенденции нулевых годов: рост популярности смартфонов, поисковые системы, социальные сети. Ее операционная система, предварительно загружавшаяся на многие компьютеры, долгое время оставалась главным источником дохода. Но он все никак не мог добиться роста.

Маркетологи Microsoft любят говорить, что ⁠они добились перерождения технологического ⁠гиганта с помощью культурного ⁠восстановления компании и того, что Наделла любит называть «эмпатией». ⁠Сотрудники тоже изменились. Как говорит глава ⁠компании, его компания сделала переход от «фиксированного мышления» к «ориентации ⁠на развитие». Под ⁠руководством Наделлы Microsoft сократила финансирование разработки Windows и создала построила огромный бизнес облачных вычислений, чья выручка за последний год составила $34 млрд. Это даже больше, чем у Google. «Я не знаю ни одной другой софтверной компании, которая смогла бы так эффективно справиться со своими проблемами», – говорит исполнительный директор Netflix Рид Хэйстингс.

Сервисы Microsoft Office, которые раньше можно было купить в составе одного пользовательского пакета, превратились в облачный сервис. Общее число его подписчиков, которые ежегодно платят по $99, составляет 214 млн человек. Это больше, чем у Spotify и Amazon Prime вместе взятых. В то же время облачная платформа Azure привлекла таких знаковых клиентов, как ExxonMobil, Starbucks и Walmart. Благодаря покупке профессиональной соцсети LinkedIn и веб-сервиса для хостинга и разработки IT-проектов GitHub Microsoft смогла также завоевать доверие Кремниевой долины.

Коллеги Наделлы говорят, что возрождение Microsoft впечатляет и пугает одновременно. Генеральный директор компании-конкурента, анонимно отвечая на вопрос о том, какую угрозу Microsoft представляет для технологического сектора, стал напевать «Имперский марш» из «Звездных войн». Другими словами: империя наносит ответный удар.

«Не оставайтесь тут“

Показательно, что Microsoft вселяет такой страх конкурентам при скромном руководителе. Все-таки это не Стив Балмер, которого запомнили как эксцентричного человека: на презентации новых продуктов он рычал и скакал по сцене, словно обезьяна, после чего отвечал на вопросы аудитории в пропитанной потом рубашке. Когда Наделлу назначили главой компании, Microsoft стала заложницей падения Windows. Операционная система занимала 90% рынка. Разработчик взимал комиссию с каждого продаваемого компьютера, где она была установлена. Но люди все чаще и чаще переходили с ПК на мобильные устройства, где были iOS и Android.

Наделла провел с Microsoft более половины своей жизни. Он пришел в компанию в 1992 году из Sun Microsystems. Руководитель его команды хотел нанять человека, который “просто делает свою работу” и “не бесит людей”, вспоминает вице-президент по развитию Office Джефф Тепер. Наделла начал с продажи компьютеров корпоративным клиентам, потом он работал над поисковиком Bing, после чего в 2011 году стал заниматься Azure. Коллеги Наделлы клянутся, что ни разу не видели, как он повышал голос, расстраивался или отправлял гневное электронное письмо.

Из 100 рассмотренных кандидатов на позицию главы компании Наделла своими стратегическими и инженерными достижениями произвел самое большое впечатление на Билла Гейтса – тогда он был председателем совета директоров. Наделла хотел переориентировать Microsoft вокруг Azure. Это позволило бы превратить компанию из поставщика “коробочного” программного обеспечения, популярное у пиратов, в глобальный вычислительный механизм, который сдавал свои вычислительные мощности в ареду компаниям.

Тогда Microsoft была на несколько лет позади Amazon, чей облачный бизнес сегодня приносит выручку почти в $5 млрд. Наделла понимал, что любое серьезное смещение акцентов в развитии компании ударит по подразделению, которое занималось Windows. Перетягивание ресурсов было болезненным. На одном из собраний команда Azure согласилась с предстоящими изменениями, но затем осознала, что 90% ее сотрудников занимались операционной системой.

Наделла, разочарованный спорами о том, какое место в иерархии компании занимают облачные технологии и развитие Windows, в начале своей карьеры на месте руководителя конфликтовал с группой топ-менеджеров Microsoft. Он говорил, что в компании будут только те, кто действительно что-то делают. Для жалобщиков мест в Microsoft не предусматривалось. Если люди не верили в идеи Наделлы, то он говорил им: “Не оставайтесь [тут]. Пришло время двигаться дальше”. Способность спокойно принимать агрессивные решения отличала его от Гейтса, известного своими вспышками гнева в 1990-е, и агрессивного Балмера.

Ни слова о Windows

В 2015 году Наделла признал провал Microsoft на рынке мобильных устройств и невозможность конкурировать с Google и Apple. Компания списала убыток в $7,6 млрд от покупки Nokia и уволила 7800 сотрудников финского производителя телефонов. Первым продуктом, который анонсировал Наделла, стала версия Office, оптимизированная под iOS. Годами Microsoft сопротивлялась подобному шагу, опасаясь, что ее програмное обеспечение, работающее на операционных системах Apple, ускорит падение продаж компьютеров с Windows.

Бывший топ-менеджер Microsoft так характеризует Наделлу: он никогда открытым текстом не избавлялся от подразделения или продуктового лидера, но его посыл всегда были ясен. В своем первом письме, которое он написал будучи руководителем компании, не было ни единого упоминания Windows. Со временем он стал вырезать это слово из наименований продуктов компании – так Windows Azure превратился просто в Azure.

Со временем облачный бизнес начал набирать обороты. Это помогло Microsoft восстановить собственный образ и боевой дух сотрудников. Вице-президент подразделения разработки Скотт Гатри вспоминает, что однажды выручка Azure выросла на $40 тысяч, что было воодушевляющим. “И мы такие: “О, да!”. А потом вспомнили, что до миллиардов нам еще далеко”, – рассказывает он.

Концептуально облако задумывалось как цифровой обмен битами, но на самом деле оно про физическую инфраструктуру. Для перекачки петабайтов (1 петабайт равен 1024 терабайтам) используются кабели, пролегающие по дну океанов, и огромные дата-центры. Такие возможности позволяют крупным компаниям передавать на аутсорсинг емкие вычислительные задачи. Netlix может беспрепятственно передавать на ваш телефон фильмы и сериалы, а Citibank способен обрабатывать миллиарды онлайн-транзакций без строительства дополнительной инфраструктуры.

Против Amazon и Google

В 2016 совет директоров Microsoft стал беспокоиться, что компания не может догнать Amazon, чья выручка от облачных услуг уже дошла до $12 млрд. Опасение было следующим: программное обеспечение Microsoft может рухнуть быстрее, чем облако начнет приносить компании серьезные деньги. Наделла инициировал реорганизацию компании. Ее кульминация произошла в прошлом году, когда подразделение Microsoft объединили с Azure и Office. Фактически оно перестало существовать как отдельное целое.

К тому времени война с Amazon обострилась. Как только компания демонстрировала улучшения своего облачного сервиса, Microsoft в ответ тратила миллиарды долларов на покупку новых дата-центров и стартапов. Microsoft не раскрывает выручку Azure и не сообщает, достиг ли облачный бизнес прибыли (в годовой выручке компании также учитывается и Office). Но аналитики утверждают, что его конкурентные позиции улучшаются. К концу 2018 году Azure занимал 17% рынка облачных технологий, за год рост составил 3%.

У Amazon доля почти в два раза больше. Компания стремительно расширяется, но это представляет потенциальную угрозу для клиентов – крупных ритейлеров. Они переживают, что Amazon собирает информацию о них, которую потом может использовать в своих интересах, чтобы, например, переманить потенциальных покупателей. А вот Наделла делает акцент на том, что Microsoft не собирается конкурировать с поставщиками услуг. С июля прошлого года разработчик Azure договорился о партнерстве с пятью ритейлерами: Albertsons, Gap, Kroger, Walgreens и Walmart. “Трудно сказать, кто на кого работает”, – признается глава Kroger Родни Макмуллен. Вместе с Microsoft он создает концепт-сторы в стилистике высокотехнологичного Amazon Go.

Стратегия Наделлы позволила Microsoft отказаться от возможностей, которые оказались соблазнительными для других игроков технологического сектора. Google и Amazon работают над оборудованием для беспилотных автомобилей. Microsoft игнорирует это направление. Зато компания сфокусировалась на искусственном интеллекте и остальных технологиях, необходимых для работы беспилотников. В этой сфере компания сотрудничает с BMW, Nissan и Volkswagen. BMW, например, использует наработки Microsoft для разработки голосового помощника.

Скучная крутая компания

Компания, которой руководит Наделла, успешна и в отраслях, далеких от программного обеспечения. Azure выполняет операции по обеспечению безопасности для Chevron, анализируя терабайты данных с 2700 нефтяных скважин. Очки виртуальной реальности HoloLens позволяют инженерам в офисах компании ремонтировать оборудование в Пермском бассейне (США). Собранные данные позволяют оптимизировать эффективность бурения, чтобы не допустить повторения таких катастроф, как взрыв платформы Deepwater Horizon в Мексиканском заливе.

Несмотря на успех Microsoft, критики указывают, что портфель компании содержит в себе не связанные между собой активы: GitHub, LinkedIn, Xbox. HoloLens и вовсе пока не может доказать свою финансовую самостоятельность. И хотя кто-то считает, что Microsoft наконец снова стала крутой компанией, на самом деле она такой никогда не была. Большую часть времени, когда ей руководил Балмер, Microsoft хотела быть больше похожей на Apple. На каждый iPad был свой планшет Surface, на каждый iPod – плеер Zune, на каждый айфон – телефон с Windows Phone. Клиенты компании недовольны разрозненностью облачных сервисов.

Но приход Наделлы восстановил классические сильные стороны Microsoft: технологические мощности и большие амбиции. Когда руководители компании говорят о ее будущем, трудно не заснуть, слушая занудные лекции о работе сложных облачных сервисов. “Прибыльно и скучно” для Microsoft – это короткий способ сказать “прибыльно”.

“Если вы все время пытаетесь измениться, в этом нет никакого смысла. Опираясь на наш опыт, мы поняли, что нельзя делать одно, а потом внезапно начать делать что-то другое. Так не получится”, – говорит Наделла.

 

Автор:

Источник: Republic

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here