Успехи и провалы государственных политик и проведения реформ

0
155

Основываясь на требованиях бизнес-сообщества, учитывая институциональный положительный опыт проведения двух реформ по оптимизаций лицензионно-разрешительной системы, направленных на сокращение количества лицензий и разрешений и руководствуясь нормами закона КР «Об оптимизации нормативной правовой базы регулирования предпринимательской деятельности» (далее Закон «Об оптимизации НПБ») от 5 апреля 2008 года № 55 ( статья 9, пункт 2) предопределяет правительству «каждые 5 лет организовывать проведение пересмотра нормативных правовых актов с целью приведения их в соответствие с настоящим Законом».  Закон «Об оптимизации НПБ» содержит основные регуляторные принципы, определяет глубину регуляторного вмешательства и механизм принятия решений, предопределяет обязательность использования АРВ для обоснования и проведения оценки результативности, а также этим законом заложен механизм применения Гильотины к тем регуляторам, которые не достигли цели регулирования.

В разные периоды проведения регуляторных реформ при активном применении положений данного закона были достигнуты положительные результаты, а в периоды неиспользования данного закона, игнорирования его основополагающих рыночных принципов регулирования, и порождения новых проектных сущностей приводили к отсутствию результата реформ. Правовые пробелы и провалы регуляторных политик произошли в силу объективных причин:

  • частая смена правительства и снижение компетенций в среде исполнителей;
  • изменения структуры правительства,
  • конституционные изменения;
  • изменение системы принятия решений привели к частичной утрате смыслов реформ, что в свою очередь сразу отразилось на поведении субъектов предпринимательства, сформировало некую оппортунистическую позицию бизнеса по отношению к требованиям законодательства.

Ещё одним фактором является постоянное отсутствие собственных ресурсов, и практическая неспособность изыскивать и формировать консолидированные бюджеты, привлекать дополнительные целевые ресурсы для проведения системных реформ. А отсутствие и недостаток финансовых средств приводит к невозможности удерживать целевые задачи реформ, добиваться устойчивости и экономической результативности реформ на среднем управленческом уровне, также приводит к периодическому возврату на исходную точку и откату от достижений реформ.

Особо хочется отметить, что устойчивая деятельность независимых экспертных групп — хранителей истории регулирования и проводников реформ подпадает под зависимость от финансовой поддержки. Взаимодействие ветвей власти между собой для координации действий по выработке отраслевых политик регулирования сегодня не имеет единого подхода, не основывается на положениях и рыночных принципах к регулированию, так фактически не исполняется норма Закона «Об оптимизации НПБ», где установлена норма: «- ежегодно представлять в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики информацию о результатах проделанной работы в рамках настоящего Закона», т.е. отчитаться о деятельности по оптимизации законодательства и госрегулирования предпринимательства, но в реалии, по большому счёту, это не представляется возможным, так как все действия правительства и парламента имеют точечный подход.

В такой ситуации нельзя говорить о реализации политик качественного регулирования (better regulation), не говоря уже о политиках разумного регулирования (smart regulation), следовательно, необходимо:

  1. реализация модели госуправления основанной на технократичности;
  2. на основе устойчивости групп-команд проводников реформ, обладающих институциональной памятью, ретроспективой регулирования, способных проектировать политики Дорожные карты реформ и реализовывать их.

Сегодня помимо управленческих проблем имеется ряд критических проблем и ряд негативных правовых, экономических последствий практического применения норм и положений лицензионного законодательства, которые в силу объективных и субъективных обстоятельств не позволили полностью достичь целей реформ. Ряд норм и положений действующего законодательства до сих пор не соотносится с принятыми политиками и целями реформ.

Еще раз подчеркиваем, что самый важный фактор, который необходимо учитывать — бизнес и гражданское общество ожидают получить от реформ экономические выгоды, а не заниматься устранением юридических коллизий и неточностей противоречий между нормативными актами.

Вдобавок всему ряд положений действующих норм законодательства не позволяет использовать систему взаимного признания лицензий, так как лицензионные требования и предмет контроля различны, а это является сдерживающим фактором развития экспорта товаров, работ, услуг. Например, лицензирование таких видов профессиональной деятельности, содержащих риски и угрозы как проектирование объектов недвижимости (объектов строительства) даже при выявлении нарушений в деятельности, не соответствии проектов объектов недвижимости обязательным требованиям (содержащих нормы безопасности) не имеют правовых последствий в рамках лицензионного регулирования, что подтверждает отсутствие лицензионного воздействия на проблему, т.е. это говорит, что цели лицензионного регулирования не достигаются, но доказать это без проведения оценки результативности не представляется возможным.

Действия отраслевых министерств, обладающих правом регулирования отношений в секторах, содержат ведомственную заинтересованность в сохранении регулятивного влияния, в сохранении статус-кво, при этом постоянное продвижение законодательных инициатив, основанных на использовании административных рычагов давления, посредством «государственного регулирования» не позволяет развивать вполне приемлемые для рыночных отношений регулятивные механизмы такие как:

— саморегулирование;

— страхование;

—  нормативно-техническое регулирование на основе стандартов безопасности;

— существующее положение препятствуют развитию внешних форм технического аудита, частной экспертизе, переходу на экономические, тарифные способы регулирования предпринимательства;

— саморегулирование профессиональной деятельности специалистов.

Учитывая ресурсную ограниченность и недостаточный потенциал у государственных институтов, а также необходимость развития предпринимательства, национальной экономики в реализацию целей Национальной стратегии на 2018-2040 годы, создания условий для Инвестиционного оазиса в регионе и конкурентоспособной системы госрегулирования предпринимательства.

Напомним, с даты введения в действие от 19 октября 2013 года № 195 Закона Кыргызской Республики «О лицензионно-разрешительной системе в Кыргызской Республике» прошло пять лет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here