Качество принимаемых решений в области регулирования деятельности бизнеса

0
184

В Кыргызстане качество принимаемых решений по регулированию бизнеса остаётся низким. Об этом зая­вил независимый эксперт Андрей Догадин на круг­лом столе «Качество принимаемых решений в области регулирования деятельности бизнеса».
— Качество принимаемых решений в области регулирования предпринимательской деятельности и бизнеса на сегодняшний день оставляет желать лучшего, с той точки зрения, что сама качественная разработка
проек­тов нормативно-правовых актов Кыргызстана, регулирующих предпринимательскую деятельность, постоянно подвержена изменениям, внесению дополнений. Постоянно пытаются ужесточить государственное регулирование предпринимательской деятельности, – отметил Догадин.
Он подчеркнул, что, поскольку государственная политика направлена на развитие экономики и предпринимательской дея­тельности, то, соответственно, государственная регуляторная нагрузка на бизнес должна, по логике, снижаться.
— Мы имеем обратный эффект. Несколько правительств сменилось. Предыдущий пре­мьер-министр Темир Сариев говорил, что необходимо заняться качеством разработки проектов нормативно-правовых актов на всех уровнях власти, – добавил эксперт. — Метод анализа регулятивного воздействия — один из инструментов публичной политики, публичных реформ. Бизнес-ассоциациям законодательством отводится особая роль в принятии управленческих решений, касающихся предпринимательской деятельности. У нас существуют определённые формы взаимодействия, они прописаны законодательно. Но в то же время сегодня формализация определённых процедур в принятии управленческих решений не даёт ожидаемого эффекта для экономики.

Без компромисса

Президент ассоциации поставщиков Гульнара Ускенбаева рассказала, каким образом сейчас бизнес-сообщество вовлекается в выработку государственных решений.
— С одной стороны, есть позитивные изменения — некоторые министерства, ведомства действительно прислушиваются к мнению бизнес-ассоциаций, работающих в предметной области, знающих изнутри проблемы, и пытаются совместными усилиями найти решение, стараясь соблюсти при этом интересы и государства, и бизнеса. Потому что если, например, государство станет зажимать бизнес, экономика в этой отрасли может пойти на спад. И таких случаев немало. И мы понимаем аргументы чиновников в защиту государственных интересов — не весь бизнес у нас работает, к сожалению, прозрачно. Но, тем не менее, все решения, связанные с регулированием бизнеса, должны быть направлены на то, чтобы добросовестному бизнесу было легче работать, а недобросовестному ставился бы заслон. Но не всегда это происходит. Очень много решений принимается без обсуждения с бизнесом. Свежий пример: ещё в мае Минэкономики совместно с Налоговой ввело новую форму отчётности по НДС. Предприниматели об этом узнают «явочным путём», сдавая отчёты, – сказала она.
Она отметила, что, к сожалению, некоторые чиновники представителей бизнес-ассоциаций воспринимают в качестве статистов, а не партнёров.
В соответствии с законодательством КР, анализ регулятивного воздействия проводится как к проектам нормативно-правовых актов, так и действующим. В законодательной части у нас государство порой существует само по себе, а бизнес – сам по себе. Такое мнение озвучила председатель
Национального альянса бизнес-ассоциаций (НАБА) Эльвира Боромбаева. По её словам, зачастую, когда принимаются новые законы, мнение предпринимателей не учитывается.
— К сожалению, не всегда баланс интересов учитывается. Опыт Турции в применении анализа регулятивного воздействия (АРВ) – один из самых успешных. Благодаря АРВ они смогли выявить 1 тыс. 645 ненужных законов. АРВ является современным инструментом в большинстве развитых стран и используется для совершенствования понимания экономики и социальных последствий актов законодательства, — сказала она. — Повсеместно он признаётся важным механизмом, который способствует улучшению делового климата, повышению эффективности и результативности правового регулирования, в котором Кыргызстан остро нуждается.
Применение АРВ в развивающихся странах, по словам Боромбаевой, считается очень актуальным и обоснованным. И многие согласны с тем, что надлежащим образом реализованный АРВ способен повысить как экономическую эффективность регулятивных решений, так и снизить число ненужных актов законодательства. АРВ может также содействовать повышению прозрачности решений, что очень важно на политическом уровне.
— Большинство развивающихся стран, особенно с переходной экономикой, получили бы значительные экономические выгоды от более качественной оценки потребностей и издержек от регулирования и до принятия тех или иных новых законодательных актов. К сожалению, в Кыргызстане АРВ направлен только на нормативные акты, регулирующие предпринимательскую деятельность, пока мы не внедрили этот инструмент для оценки других сфер нашей жизни, — добавила она.

Телега впереди лошади

Несмотря на то, что АРВ стал обязательным при принятии НПА, в то же время складывается такая ситуация, что подобный анализ становится фикцией. Опыт других стран показывает, что сначала нужно доказать регулятор, а потом уже создавать функцию, государственный орган/ведомство. К сожалению, опыт Кыргызской Республики говорит об обратном. В стране сначала создают функциональный орган, а потом наделяют его несуществующими регуляторными проблемами, пытаясь выбрать при этом не совсем адекватные инструменты регулирования. Таким образом, создаётся бурная имитационная деятельность — борьба с последствиями НПА. Такое мнение выразил
Андрей Догадин, подытоживая выступление директора НАБА.
— Анализ регулятивного воздействия — это трудоёмкий и затратный процесс, как и проведение любых реформ, в любых сферах. Но не зря ли мы тратим деньги, запуская одновременно два механизма? С одной стороны, в общем порядке, как принято в директивно-командной экономике, разрабатывается какой-либо нормативно-правовой акт под чьё-то субъективное или даже дискреционное мнение, потом мы все успешно с этим боремся, проводим несколько видов экспертиз и запускаем. А потом получается, как в той фразе: «Он либо не работает, либо создаёт коррупционные схемы», — сказал он.
В Кыргызстане анализ регулятивного воздействия (АРВ) никому не нужен. Такое мнение высказал исполнительный директор Международного делового совета Аскар Сыдыков.
— Когда мы делали запрос в правительство, они не смогли дать определенного ответа, сколько же законопроектов удалось провести через АРВ. Получается, что у нас функция АРВ нужна только для «галочки». В госорганах нет никакой группы, занимающейся анализом НПА, там сидит один человек, который ставит галочки. АРВ существует только на бумаге. Давайте тогда откажемся от него совсем, — сказал он.
По его словам, бизнесмены хотят высказать своё мнение, когда Жогорку Кенеш принимает тот или иной законопроект, однако зачастую их никто не приглашает, хотя рассматриваются интересы предпринимателей.
— В бизнесе сложно строить планы при реалиях такой неустойчивой политики, — подытожил Сыдыков.

Законы диалектики

В свою очередь, исполнительный директор Ассоциации рынков, предприятий торговли и сферы услуг Артур Ташибеков отметил хаотичность законотворческого процесса в Кыргызстане. В качестве примера он привёл антикоррупционное законодательство. По его словам, антикоррупционная экспертиза является одной из первых превентивных мер в деле предупреждения коррупции. В Кыргызстане, который с 2003 года является участником Международной конвенции против коррупции, большая роль отводится различным превентивным мерам, в том числе антикор­руп­цион­­ной экспертизе проектов нормативных актов и действующих нормативных правовых актов.
— Согласно стандартам, в частности, Жогорку Кенеша, предъявляется даже требование к квалификации экспертов, которые должны проводить антикоррупционную экспертизу. Казалось бы, всё расписано хорошо и это всё у нас давно есть. Но на деле количество тех законопроектов, которые быстро принимаются парламентом и правительством, к сожалению, не переходит в качество. У нас происходит обратная реакция, то есть мы от качества переходим в количество. В итоге у нас хаотичный законотворческий процесс, – отметил он. — В то же время, по статистике ущерб от коррупции составляет около $700 млн ежегодно (около 150 млрд сомов). Это очень внушительный процент даже по отношению к ВВП нашей страны. От неэффективного регулирования, от принятия неумных решений без эффективного использования анализа регулятивного воздействия, по подсчётам независимых экспертов, государство в ВВП теряет до 2%. Это огромные суммы, на которые мы могли бы улучшить качество принимаемых решений.
Исполнительный директор аналитического центра «Биз­Эксперт» Айнура Чекирова считает, что политика регулирования бизнеса должна быть прописана в Национальной стратегии развития страны. По её словам, бизнес в Кыргыз­стане ощущает сильный стресс из-за отсутствия чёткой политики регулирования. Поэтому в республике необходимо усилить принцип «умного» регулирования.
Отметим, что «умное» регулирование представляет собой набор наиболее передовых принципов и инструментов, призванных помочь разработчикам отраслевых политик в том, чтобы сделать регулирование прозрачным и эффективным при достижении конечных целей.
— «Умное» регулирование в Кыргызстане плохо приживается. В новой стратегии развития страны, которая на подходе написания, должны быть заложены инструменты стабильности законотворческих инициатив, инструменты последовательных реформ и изменений регулятивной политики. Каждый раз правительство пытается реанимировать тот или иной сектор бизнеса, но в целом в политике государства это слабо прописано, — считает Чекирова.
Она добавила, что также необ­ходимо разработать политику децентрализации регулирования бизнеса, так как экспертное сообщество, бизнес-ассоциации и государственные органы в основном сконцентрированы на бизнесе в Бишкеке и в центральном управлении, в то время как бизнес-сообщество в регионах остается наедине со своими проблемами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here