Айнура Чекирова: Наши планы — внести вклад в развитие сферы услуг Кыргызстана

0
467

12 декабря. BizNews — Центрально-Азиатская корпорация по развитию СЭЗ работает в Кыргызстане с 1997 года. Советник президента компании Айнура Чекирова рассказала Kaktus.media о планах и глобальных инициативах.

— Какие планы ставила компания перед собой на 2019 год?

— В 2019 году мы хотели выстроить работу по развитию индустрии услуг в Кыргызстане и экспортного потенциала наших сервисных компаний, а также по выработке государственной политики в отношении этой индустрии.

Потому что в современном постиндустриальном мире все больше инвестиций приходит в качественный человеческий потенциал, в уникальные идеи. Это и подвигло нас обратить внимание на развитие экспорта услуг.

И мы очень рады, что инициатива нашла поддержку у наших единомышленников, которые тоже ее выдвигали. В итоге мы все оказались на одной волне.

— А в плане развития самой компании?

— Пока мы не сможем создать хорошую экосистему, нашей компании будет сложно реализовать личные планы. Поэтому мы решили вложить больше усилий и ресурсов для того, чтобы сформировать в Кыргызстане соответствующее отношение к сфере услуг, тем самым раскрыв для многих игроков потенциал этого сектора.

— Что способствовало или, наоборот, мешало воплощению этих планов?

— Думаю, что наши планы достаточно продуктивно исполнены, потому как мы нашли большое число единомышленников и поддержку среди различных партнеров: бизнес-сообщества, органов государственной власти, международных партнеров. Это говорит о том, что поднятая нами инициатива очень востребована, основана на реальных потребностях кыргызстанской среды, органично встраивается в экосистему бизнес-процессов в стране и не привнесена извне искусственно.

Конечно, при реализации любой инициативы есть барьеры и трудности. Например, ограничения в законодательстве, которое еще не в полной мере раскрыло потенциал индустрии услуг. Возможно, это не столько барьеры, сколько нехватка государственной политики в этом вопросе. Если в ближайшее время государство не будет вырабатывать свою политику в отношении индустрии услуг, то это негативно скажется на всем Кыргызстане.

— Каковы активы компании на данный момент?

— Компания имеет как материальные, так и нематериальные активы. Материальные – это объекты недвижимости, в том числе парковый комплекс, который расположен на бывшей ВДНХ. Что касается нематериальных активов, то это в первую очередь наш партнерский потенциал. Это и экспертная поддержка со стороны нашей компании по ряду инициатив, которые сейчас формируются в Кыргызстане, в том числе по вопросу креативных индустрий. Также в числе активов компании — наши партнеры за пределами Кыргызстана, в их числе крупные инвестиционные компании и фонды из ОАЭ, Европы, Китая и стран СНГ.

— Насколько компания устойчива к экономическим и политическим стрессам и рискам?

— Конечно, компания всегда будет уязвима перед политическими рисками. Это неизбежно для любого субъекта предпринимательства. Мы очень сильно зависим от политической ситуации в стране, от стабильности курса государства по развитию свободных экономических зон и предпринимательства вообще.

Мы надеемся на устойчивость политической ситуации, незыблемость права частной собственности, безопасность предпринимательских инициатив, защиту инвестиций. И ожидаем, что институты, которые уполномочены защищать частную собственность, сработают должным образом и не позволят политическим рискам повлиять на устойчивость бизнес-проектов.

К экономическим рискам наша компания готова. При планировании мы учитываем возможные риски, например валютную девальвацию. Устранить эти риски нам не под силу, но мы можем быть к ним готовы и иметь соответствующие резервы, чтобы их преодолеть.

— Какие амбициозные планы ставит компания перед собой на 2020 год и на ближайшие 3-5 лет?

— Компания всегда будет определять свои горизонты на долгосрочную перспективу, потому что именно это позволяет ей инициировать бизнес-проекты.

Амбициозные планы заключаются в том, чтобы вывести и масштабировать индустрию услуг Кыргызстана за пределы страны.

Что касается самой компании, то нам хотелось бы в первую очередь реализовать ее потенциал на территории свободной экономической зоны. Мы ожидаем, что те ресурсы, которые компания накопила за 20 лет пребывания на территории Кыргызстана в качестве инвестора, можно будет вложить в интересные бизнес-проекты, направленные на развитие качественного человеческого капитала; привлечение в Кыргызстан инновационных проектов; формирование сотрудничества с близлежащими государствами.

— Насколько реально достичь поставленных целей в экономических и политических условиях Кыргызстана?

— При наличии определенных факторов реально.

— Каких именно?

— Во-первых, наличие политической воли на трансформацию государственной политики в отношении предпринимательской деятельности.

Во-вторых, применение различных «регулятивных песочниц».

В-третьих, создание соответствующей деловой среды, без которой бизнес-проекты ограничены административными условиями. Отсутствие этих трех факторов не позволяет реализовать смелые и интересные проекты в стране. В качестве удачного примера можно привести наших соседей — Казахстан и Узбекистан, которые сумели встроить английское право в национальное законодательство. Все это так или иначе зависит от политической воли руководства Кыргызстана.

Что касается экономических условий, то нам нужна среда, в которой возможна здоровая конкуренция, отсутствуют административные барьеры, есть поддержка со стороны государства при инициировании инновационных проектов.

Для этого определенно нам нужны здоровые и органически устойчивые современные финансовые институты, такие как акселераторы, различные международные фонды. Именно такие инструменты позволяют взращивать новую финансовую экосистему страны.

— Какой вклад в экономику и развитие инфраструктуры страны сделала ваша компания за годы своего существования?

— Компания была одним из первых инвесторов в свободную экономическую зону «Бишкек». Мы кредитовали генеральную дирекцию при создании инфраструктуры СЭЗ. Причем не только в зоне «ВДНХ», но и в зоне «Ак-Чий». К примеру, наша компания в свое время построила кирпичный завод, который снабжает строительным материалом СЭЗ «Бишкек» и сейчас. Завод был построен и передан в управление генеральной дирекции. Работает он сейчас или нет, мы не знаем.

— Планируется ли делать дополнительные инвестиции?

— Мы давно готовы и намерены вкладывать новые инвестиции. Но опять же при условии, если будет соответствующая правовая среда, стабильные политические процессы, гарантии неприкосновенности частной собственности.

— Компания планирует инвестировать только свои средства?

— Нет, конечно. Компания имеет партнеров, и не одного, которые готовы поддержать наши проекты. Но это сотрудничество будет возможно при наличии указанных выше факторов.

Вопрос неприкосновенности частной собственности очень беспокоит наших партнеров. Они наблюдают за Кыргызстаном и видят различные прецеденты, которые настораживают их. Они требуют и ожидают, что мы предоставим им гарантии, что в Кыргызстане работает защита частной собственности, имеется политическая стабильность и создана соответствующая нормативная среда.

— Связано ли осуществление планов компании с условиями работы в СЭЗ «Бишкек»?

— Конечно, мы неотделимы от этого института. И видим свое будущее именно на этой территории. Как я говорила, мы вложили немало сил и средств в СЭЗ. И намерены далее инвестировать в нее, если будут созданы условия для инвесторов. Потому что видим, насколько этот институт перспективен для страны. Он имеет большой нереализованный потенциал, который нужно развивать государству и бизнесу совместными усилиями.

— Насколько изменились условия работы для резидентов СЭЗ с момента создания?

— Когда компания пришла в СЭЗ «Бишкек», условия были совершенно иными, нежели сейчас.

За прошедшие годы было внесено более 13 изменений в законодательство, которое коснулось свободных экономических зон. Это не могло не сказаться на условиях и политике СЭЗ.

Естественно, что это множество раз подвергало существенным стрессам не только нашу компанию, но и другие субъекты свободных экономических зон. Каждый раз эти трансформации были негативными для предпринимателей. Потому что они ограничивали преимущества и льготы, урезали те гарантии, которые были даны в первые годы существования СЭЗ. В итоге сегодня СЭЗ имеют совершенно иную концепцию, чем та, что была в 90-х годах при президенте Акаеве.

— Какие условия вам как субъекту СЭЗ помогли бы в достижении устойчивого развития компании?

— Нам помогли бы законодательные условия, которые бы защитили нас и наши инициативы. Компания потратила много ресурсов на отстаивание своих прав, которые когда-то были гарантированы законодательством в 90-х годах и нашим договором, заключенным с генеральной дирекцией. Это и по сей день остается нашей защитой от различных недобросовестных инициатив со стороны недобросовестных лиц, которые пытаются так или иначе ограничить права на наше имущество.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here